Журналисты рассказали о Кедре – одном из ключевых фигурантов «дела Рубана»

10:03, 12.03.2018 Поделиться: 49   Журналисты рассказали о Кедре – одном из ключевых фигурантов «дела Рубана» Журналист Владимир Бойко заявил, что операция по задержанию переговорщика Владимира Рубана планировалась Главным...
10:03, 12.03.2018

Поделиться:

49  

Журналисты рассказали о Кедре – одном из ключевых фигурантов "дела Рубана"
Журналисты рассказали о Кедре – одном из ключевых фигурантов «дела Рубана»

Журналист Владимир Бойко заявил, что операция по задержанию переговорщика Владимира Рубана планировалась Главным управлениям разведки Минобороны, и раскрыл личность Кедра, которого Рубан и его адвокаты подозревают в том, что он подставил переговорщика.

Об этом журналист написал на своей странице в Facebook.

Бойко напомнил, что глава СБУ на брифинге 9 марта рассказал о задержании на выезде из «ДНР» Владимира Рубана.

«Василий Сергеевич заверил журналистов, что Рубан под руководством своего идейного вдохновителя Виктора Медведчука готовил государственный переворот, собирался убить Порошенко, Авакова, Турчинова, Яценюка и еще целый ряд слуг народа», – написал он.

Далее Бойко перечисляет по пунктам, почему, на его взгляд, Рубан является человеком не Медведчука, а именно Грицака.

«А если бы Василий Сергеевич имел хотя бы на две извилины больше, он бы понял, что ляпнул лишнего, поскольку:

1. Рубан – это представитель не Медведчука, а Грицака. Поскольку именно Василий Сергеевич, будучи руководителем Антитеррористического центра при СБУ, в 2014 году уполномочил мелкого предпринимателя Рубана на переговоры с террористами об освобождении заложников и даже – по крайней мере это утверждал сам Рубан – организовал ему от СБУ «ксиву», в которой Рубан назван «генерал-полковником».

2. Гражданин Медведчук, которым в Украине пугают детей, это – официальный представитель СБУ в Минской трехсторонней контактной группе, уполномоченный, опять же, Грицаком в 2014 году в соответствии со статьей 16 Закона Украины «О борьбе с терроризмом».

3. Рубан не только не имел отношения к Медведчуку, но в последнее время раздражал Медведчука своим бизнесом по освобождению заложников, который развернул вместе с кураторами из СБУ. Поэтому СБУ под давлением Медведчука (через Администрацию президента Украины) в конце концов год назад запретила Рубану пересекать линию разграничения с молодыми и гордыми «народными республиками».

4. Для приобретения оружия с целью совершения теракта в Киеве нет никакой необходимости направлять через официальный контрольно-пропускной пункт человека, которому СБУ запретило пересечение линии разграничения с ЛНР/ДНР. А если бы Рубан действительно имел отношение к подготовке теракта, то он был бы задержан в последнюю очередь – после выявления и задержания всех лиц, причастных к преступлению.»

Журналист считает, что инициатором задержания Рубана была не СБУ, а Главное управление разведки МО.

Что касается Кедра, то Бойко дает о нем следующую информацию: 

«Чем занимался Рубан, кроме переговоров по освобождению заложников, уже секрета не представляет благодаря тексту подозрения, которое ему было предъявлено 9 марта 2018 года. В частности, сказано, что он провозил огнестрельное оружие, патроны и взрывчатку, которые в дальнейшем хранились в тайнике, устроенном на территории военной части А0553 по адресу г. Хмельницкий, ул. Толстого, 4. Сам же Рубан в Шевченковском райсуде Киева при избрании ему меры пресечения утверждал, что пересекал контрольно-пропускной пункт по заданию военнослужащего с позывным «Кедр»: «Операция, которая состоялась вчера, была спланирована офицером Кедр. Я выполнял роль водителя. Автомобиль, на котором я передвигался, принадлежит старшему офицеру Кедр. Я получил его только для пересечения границы».
Сомневаться в словах Рубана не приходится, поскольку Кедр – это майор Павел Балов из того самого восьмого отдельного полка специального назначения Вооруженных сил Украины, который дислоцируется в Хмельницком как военная часть А0553 и который на самом деле находится в распоряжении Главного управления разведки Министерства обороны Украины.

Балов – полный кавалер Ордена Богдана Хмельницкого, свои награды он получил за выполнение специфических задач на территории Донецкой и Луганской областей в 2014-2016 годах. В частности, именно ему приписывают ликвидации Гиви и Моторолы. Но злые языки утверждают, что на самом деле главной деятельностью Павла Александровича является обеспечение криминального бизнеса руководства ГУР МО: торговли оружием, транспортировки нелегальных грузов, охраны наркотиков, следующих из Афганистана в Европу через Россию и Украину.

Наверное, самой известной операцией, которую приписывают Кедру, стала ликвидация 2 октября 2016 года на территории «ЛНР» гражданина России Армена Багиряна по прозвищу Багги, чей труп был нужен руководству ГУР МО для того, чтобы на него «повесить» расстрел под Счастьем в сентябре 2015 года сводной мобильной группы во главе с внештатным сотрудником СБУ Андреем Галущенко (Эндрю). Эта группа фиксировала факты нелегального пересечения грузов через линию разграничения и сильно донимала военных разведчиков, для которых «контрабанда» была – и, наверное, есть и сейчас – главным источником дохода.

В феврале 2016 года о подозрении в организации этого теракта военная прокуратура сил АТО сообщила двум бойцам 92-й отдельной механизированной бригады Павлу Долженко и Александру Свидру, в мае 2016 года третьим подозреваемым стал командир роты Андрей Асосов. Но несколько месяцев спустя подозреваемые вышли на свободу, зато расстрел группы Эндрю был приписан покойному Баги, а производство закрыто из-за смерти подозреваемого.

Впрочем, есть и другая точка зрения, которая не раз озвучивалась, в частности, военными прокурорами – что на самом деле Эндрю был убит по указанию руководства ГУР МО, поскольку он мешал украинскому военному начальству зарабатывать на поставках наркотиков и нелегальных грузов через линию разграничения. Поэтому для фальсификации материалов дела и пришлось ликвидировать абсолютно постороннего человека с противоположной стороны».

Фото: facebook.com/Владимир Бойко

Тему Кедра продолжила и другой журналист – Ольга Решетилова.

«Если уж пошла такая пьянка, то расскажу и я свою историю о Кедре, он же Павел Балов, он же на момент нашей встречи майор 8-го полка спецназначения. 

В ходе расследования по делу Эндрю (которое еще не опубликовано, однако всему свое время) я узнала, что военных прокуроров, в том числе Кулика и Ефимовича, во время следственных действий в серой зоне сопровождал некий Кедр из 8-го полка. И поскольку прокурорские на контакт не шли, мне сказали, что у него может быть много информации. 

Кто такой Кедр, на тот момент я не знала. Удивительно, что, как оказалось впоследствии, Кедр довольно известная личность в определенных кругах. 

Итак, раздобыв номер, я позвонила. Осторожно спросила, могли бы мы поговорить, и сразу узнала, что вообще-то Кедру журналисты за информацию предлагают деньги, что железные яйца только у него (это почти цитата) и мне в такие дела лучше не лезть, потому что отстрелят голову. Короче, в довольно грубой форме во встрече мне Кедр отказал. 

Но через некоторое время он позвонил сам. «Тебе еще нужна информация? У тебя есть 24 часа, чтоб приехать в Краматорск», – безапелляционно сообщил мне Кедр. Но я была в Херсоне, занималась другим делом и Краматорск ну никак не входил в мои планы на ближайшие 24 часа. 

Через несколько дней Кедр снова позвонил. И дал мне уже 12 часов, чтобы приехать, потому что через 12 часов он выезжает на задание. 

На тот момент я уже навела справки в тех же узких кругах, где Пашу знают как немного балабола, немного любителя подзаработать, но в том, что у него действительно может быть ценная инфа, мало кто сомневался. 

Информация мне была ну очень нужна, но я не люблю, когда мне ставят ультиматумы. Я не поехала в Краматорск, написала, что когда буду в зоне АТО, подъеду в любой населенный пункт, какой он скажет. 

И каково же было мое удивление, когда через день поздно вечером пришло сообщение: «Ты в Киеве? Через два часа встретимся». 

Это уже реально становилось интересно, и я таки поехала на встречу где-то в глухой гостинице на Виноградаре. Подробностей спецоперации раскрывать не буду)). Но сказать, что это было странно и стремно, – ничего не сказать. 

Мы часа два разговаривали с Кедром, за соседним столиком сидели два вооруженных чувака – подчиненные Кедра – и контролировали ситуацию. 

Но интереснее все-таки наш разговор. Очевидно, Кедр считает себя офигенным мачо и прекрасным манипулятором. Потому что он применял все возможные приемы: от мачистского держания за руку и заглядывания в глаза до демонстрации фото своих 200 и напускания ужаса – посмотри, мол, что можно сделать с человеком. 

А суть его речей сводилась к одному: не трогай Матиоса и Ефимовича, они нормальные ребята, дай им закончить расследование. И почти все виновные в смерти Эндрю уже ликвидированы, осталось еще немного. 

Кедр рассказывал, что Матиос неоднократно помогал с финансированием его группы и вообще они давно сотрудничают. 

Итак, Кедр признал, что это он ликвидировал Багги (Армена Багиряна, командира 13-го батальона народной милиции «ЛНР»). 

– Ты убрал колючевого свидетеля по делу Эндрю, – сказала я.

– Еще раз скажешь, что он ключевой свидетель, я тебе проломлю голову, – без печали сказал Паша. 

Еще позже от одного высокопоставленного лица я узнала, что Багги Кедру заказали Матиос и еще два человека, и стоила эта операция 20 тыс. долларов. То есть то интервью, которое давали пленные в ЛНР из 8-го полка, в котором говорили, что Матиос заказал Багги, – это не совсем бред. 

Хотя, как утверждают мои источники, перед Кедром стояла задача похитить Багги и притащить на подконтрольную территорию. Кедр говорит, что так все и планировалось, но произошла перестрелка с людьми Багги, он побежал, и якобы в него попали свои. 

В эту версию Кедра я не верю, потому что звучит она как-то неправдоподобно. Говорят, что Матиос был очень расстроен по поводу смерти Багги. Но в это я тоже мало верю. Вряд ли военная прокуратура, которая тогда активно развивала версию о причастности 92-й бригады к гибели Эндрю, хотела здесь видеть Багги. 

Позже в Краматорске я встретилась с другом Кедра, военным прокурором, который вел следствие по делу Эндрю, Павлом Ефимовичем. Конечно, Ефимович знал, что мы с Кедром встречались в Киеве. И знал о нашем разговоре в подробностях. 

Учитывая близость Кедра к Матиосу и военной прокуратуре сил АТО. Учитывая любовь этой структуры к феерическим пиар-операциям. Учитывая то, что «только у Кедра железные яйца» и «он единственный выполняет специфические операции на той стороне», его появление, конечно, в этой грубой работе с Рубаном не случайно. 

Но, как говорил классик, других специалистов, других спецслужб и другой прокуратуры у нас для вас нет. Работать тонко – это не про них. И точно не про Кедра. 

P.S. Когда наконец будут по-настоящему реформированы спецслужбы и прокуратура, готова предоставить следствию соответствующие диктофонные записи в подтверждение всего здесь написанного», — написала Ольга Решетилова.

Фото: facebook.com/o.reshetylova/

Новости партнера Glavk.info

Категория
Разное

Новости сюжета